Закладки Секс подработка на море

Секс подработка на море

 

Оленька Смирнова впервые попала на Средиземное море. Хотя чему было удивляться – за последний год многое изменилось в ее жизни. Вначале удалось по контракту поехать в Германию и таким образом в семнадцать лет впервые оказаться за границей. Правда, с хозяйкой не совсем повезло.

Присматривать за детьми сухопарой, вечно взвинченной, а порой и грубой немки, было не просто. Особенно поначалу, когда с языком были проблемы. Да и детишки были – не подарок. Десятилетний Гпнс и шестилетняя Хельга частенько доводили ее до белого коления, но приходилось терпеть, потому что за это ей неплохо платили – 500 $ при полном пансионе. Да и обязанности ее, в принципе, были несложными. Хозяйка не стеснялась в средствах, беззастенчиво тратя состояние мужа, которого Оленька видела всего пару раз. В их отношения она не вникала, да ей это и не нужно было. Фрау Марта обожала путешествовать.


Только за пол года она побывала в Италии и Греции, а сейчас вот, в конце лета, отправилась в Турцию, отдохнуть с детьми. Оленьку тягала с собой везде, то и дело, напоминая ей, что она только няня. Это обстоятельство не давало бедной девушке, как следует познать мир. У нее практически не было свободного времени, а о том, чтобы как-то наладить свою личную жизнь, вообще разговор не шел. Небольшой сексуальный опыт, полученный еще дома, у девушки все же был, и именно он пробудил в ней женщину, но это пробуждение требовало подпитки и дальнейшего развития. С ее хозяйкой ей это не грозило.

В Анталию они прилетели в полдень, потом еще два часа ехали на шикарном автобусе, который доставил их до шикарного пятизвездочного отеля «Wish long beach». Фрау Марта заняла отдельный номер, а Оля должна была ютиться в номере на троих, причем детишки немки блаженствовали на полуторных шикарных кроватях, а для нее поставили небольшую, узкую койку у самой двери. Неудобство еще заключалось в том, что обычно она спала голой, а соседство маленького наглого Ганса эту возможность напрочь отметало. Он и так уже украдкой подсматривал за ней, обуреваемый грязными пошлыми мыслишками. Во всем остальном отель соответствовал «звездам», поблескивавшим на фасаде здания.

Первых два дня все было нормально. Немцы, а вместе с ними и Оленька, привыкали к обстановке, наслаждаясь теплым морем, жарким солнцем и отличным сервисом. Накануне третьего дня фрау Марта объявила, что утром рано уезжает на экскурсию в Помуккале, где пробудет два дня, а Оленьке вменялось в обязанности следить в это время за опостылевшими детьми. Настроение девушки резко упало, практически до нуля, но делать было нечего.

Когда они проснулись, фрау Марта уже укатила. После завтрака, на котором вредный Ганс умудрился вымазать ее блузку шоколадом, она отправилась с детьми на пляж. Вывеска «Jumbo - clab» привлекла ее внимание. На довольно сносном русском, ей объяснили, что она безболезненно может оставить здесь детей до 18.00, причем совершенно бесплатно. С ними будут заниматься профессиональные аниматоры. К ее удивлению немецкие детишки отнеслись к этому предложению положительно.

« О, Боже! Неужели я хоть на это время буду свободна?» - от этой мысли в голове у Оленьки даже помутилось. Ведь за восемь часов можно многое успеть. Препоручив детишек обслуживающему персоналу, она вернулась в номер, переоделась в самый открытый, даже вызывающий купальник и, повязав вокруг пояса газовый шарф, вернулась на пляж. Стоящие рядами шезлонги с мягкими паролоновыми матрасами были в основном заняты, и Оле пришлось искать свободное место. Проходя между рядами шезлонгов, она не без удовольствия ловила на себе восхищенные взгляды. Да и было на что посмотреть.

У девушки было милое открытое личико, стройная фигурка с крепкими налитыми грудками и круглой попкой, которая заманчиво выпячивалась, едва прикрытая тонкими полосками материи. Оля знала себе цену, но в этот день ей было не до оценки своих достоинств, ей хотелось одного – хорошего секса. Но где его взять? Пожирающие ее глаза принадлежали в основном отцам семейств либо обслуживающему персоналу. Она прошлась пару раз между рядами шезлонгов, покачивая бедрами и поигрывая ягодицами, но так и не выбрала места приземления. Хоть объявление пиши: «Хочу трахнуться!».

Вдруг она заметила смуглого, мускулистого парня, который лежа на спине, читал книгу, лениво покачивая ногой, закинутой на другую ногу. Возле него как раз освободился шезлонг и Оля метнулась к нему, будто от этого зависела вся ее дальнейшая жизнь. Внушительная выпуклость под плавками незнакомца говорила о большом потенциале. Оленька даже облизнулась от предвкушения, но нужно было еще обратить на себя внимание. Она старательно расправила пляжное полотенце, долго умащивалась на нем, стараясь придать позе соблазнительный вид и, в конце концов, добилась своего. Незнакомец глянул на нее поверх солнцезащитных очков и услужливо поднес зажигалку, когда она собралась закурить.

- Одна отдыхаешь? – спросил он на превосходном русском, окидывая ее проницательным взглядом.

- Да, - выдавила она, - то есть, нет, - она покраснела, поправила зачем-то прядку волос.

- Понятно, - протянул незнакомец. – Пойдем со мной.

От неожиданного предложения она съежилась на своем матрасе, но послушно встала и, оставив на шезлонге сумку и полотенце, последовала за незнакомцем. Он уверенно шел к отелю, загребая по песку волосатыми ногами. Ни разу не оглянувшись, будучи уверенным, что она идет за ним, он поднялся на второй этаж и двинулся по коридору. Оленька замерла в трех шагах позади.

- Иди, не бойся, я тебя не съем, - бросил мужчина.

И она ему подчинилась. Робко ступая по мягкому ворсу ковровой дорожки, она приблизилась, подождала, пока он откроет дверь, и вошла. В комнате царил полумрак из-за занавешенных штор и, Оленька не сразу разглядела, как хозяин номера, обернувшись к ней, снял с себя плавки. Большой узловатый член ударил по волосатому бедру незнакомца. Оленька поежилась, сделала шаг к двери.

- Ты ведь этого хотела? – удивился мужчина. – Смотри какой.

Посмотреть на самом деле было на что. Толстый, сантиметров двадцати, а то и больше в длину, он пока еще только набирал силу, но уже был грозным оружием. Мужчина сделал пару шагов к ней и, подхватив на руки, высоко приподнял, как отец когда-то в детстве. Затем он бережно усадил ее на смятое покрывало, оставив руки на плечах. Прямо перед ней маячил раздувшийся от напряжения член. Заворожено глядя на его мужское достоинство, она безропотно открыла рот, когда он приблизился к ней еще на несколько сантиметров. Громадное горячее естество тотчас воспользовалось ею, заполнив все пространство. Ей на мгновение представился ее первый опыт в этом плане.

Тогдашний ее воздыхатель, некий Славик, со своим членом, похожим на охотничью колбаску, во многом проигрывал незнакомцу. Она начала осторожно двигать головой, пытаясь освободиться от проникшей в ее рот плоти, но мужчина был настроен решительно. Вначале он впился, будто клешнями, в ее груди, а затем, положив широкие ладони на затылок, заработал тазом да так, что его член, подобно метроному, заходил взад-вперед, врываясь в широко открытый рот девушки. Утробно рыча, он вдруг выплеснул ей в горло обильную порцию спермы и замер, прижав ее голову к своему животу и слушая, как она, давясь, глотает его нектар. От этих усилий у нее на глазах даже выступили слезы, но это нисколько не повлияло на поведение незнакомца. Едва она опомнилась, он снова подступил к ней. К своему ужасу, впрочем больше замешанном на интересе, она отметила, что его член снова находится в приличной форме.

На сей раз, он ткнул розовую головку между ее грудей, обжал ими свой член и задергался, будто одержимый, скользя между упругими полушариями. Ему хватило пары минут, чтобы привести своего героя в еще более вызывающее состояние. Покачивая напряженным членом, он легко поднял ее вверх и ловко, будто бабочку на иглу, насадил ее на торчащее колом чудо. Обхватив его руками за шею, она повисла на его члене, при этом, позавидовав польской княжне из фильма «Потоп», которую по ходу действия насадили там на кол.

Ощущение было непередаваемым. Незнакомец, широко расставив ноги, начал двигать ею взад – вперед, то приподнимая, то снова надевая на свой член. Казалось, он достает им до внутренностей, но в то же время она испытывала ни с чем не сравнимое чувственное наслаждение, которого так ей не доставало все это время. Не удовлетворившись таким родом общения, мужчина снял ее со своего члена и, опустив на постель, поставил на четвереньки. Его раздувшийся, опутанный бесчисленными венами член вонзился в нее сзади, заставив застонать от наслаждения и боли. Неутомимо двигаясь внутри нее, он заставил ее дважды испытать оргазм, после чего сам излился, забрызгивая ягодицы и спину горячими каплями спермы.

Она так и не узнала его имени.

- Сейчас - свободна, - рыкнул он, скрываясь за дверью ванной комнаты. – Захочешь еще – приходи.

Кое-как, натянув на взмокшее тело трусики и лифчик, Оленька покинула негостеприимного хозяина номера, ликуя в душе. Ночью она спала, как убитая.

Утро встретило ее бодрой и веселой. После вчерашнего приключения захотелось чего-нибудь еще. Оставив детей на попечении аниматоров, Оленька снова прошлась по пляжу, бросая по сторонам не очень невинные взгляды. Вчерашнего мачо поблизости не оказалось, зато она увидела одного из местных пляжных аниматоров. Он громко выкрикивал что-то на своем языке, а затем по-русски, привлекая к себе внимание. В его руках была большая коробка с металлическими блестящими шарами.

Оленька видела, как вчера молодые ребята играли в эту игру. Задача сводилась к тому, кто точнее бросит свой шар к обозначенной мишени. Она подошла как раз вовремя. Турок уже набрал команду. В его руке оставались два последних шара. С широкой улыбкой, которую не могли спрятать густые черные усы, он протянул их девушке, приглашая вступить в игру. Красная метка полетела в песок. До нее было метров восемь-девять и не всем удалось приземлить свои шары поблизости. Оленька бросала последней. Чувствуя на себе несколько десятков заинтересованных взглядов, она бросила первый шар, и он буквально впечатал метку в рыхлый песок. Раздались аплодисменты. Она бросила второй раз. На этот раз не совсем удачно, но турок похвалил и, произведя какие-то подсчеты, объявил ее победителем. Она сияла от счастья и не отказалась от второго захода.

Минут сорок продолжалась игра. Оленька раскраснелась и в тот момент была чудо как хороша. Не все, конечно, у нее получалось, но каждый раз, после ее броска, возросшая толпа зевак встречала ее действия криками браво и бурными хлопками. В конце концов, она таки взяла приз – красную с золотистыми полосами бейсболку.

- Специальный приз не здесь, - шепнул ей на ухо аниматор, подмигнув карим глазом.

Она не поняла, но пошла за ним, будто под гипнозом. Турок прошел в конец пляжа, свернул к лодочным ангарам. Всю дорогу, насколько позволяло знание языка, он расхваливал ее выдающиеся способности в игре, бросая по сторонам настороженные взгляды. Оленька ничего не замечала вокруг, то и дело, окидывая его ладную стройную фигуру восторженным взглядом. Загорелое тело будоражило вчерашние воспоминания. Его звали Ахмед. Они вошли в лодочный ангар, который в это время дня был почти пуст. Здесь было прохладно. Среди нагромождений поролоновых матрацев, парусов, весел, она увидела в дальнем конце приоткрытую дверь, которую покрывал большой турецкий флаг.

- Приз – там, - махнул рукой Ахмед, придерживая ее за руку.

Оленька улыбнулась и позволила себя увлечь за дверь. Небольшая комната, по всей видимости, служила раздевалкой, а заодно и комнатой отдыха для обслуживающего персонала пляжа. Несколько приземистых шкафчиков, стол, большие подушки – кресла и три шезлонга у стен, покрытые матрацами и полотенцами. Ахмед достал из-под стола бутылку с цветной этикеткой, ловко откупорил ее и, наполнив светло-желтой жидкостью высокий бокал, протянул его Оленьке.

- Пей, - сказал он, увидев замешательство в ее глазах.

- А вы? А ты? – поправилась она.

- Я здесь, хорошо.

Она не поняла, что он хотел этим сказать, решив, что у него просто нет второго стакана. За задержку посуды в ее родной Одессе бьют по морде, поэтому она смело глотнула из бокала. Жидкость обожгла все внутренности, она закашлялась, поперхнулась, на глазах навернулись слезы.

- Что это? – попыталась она возмутиться, но тут голова у нее закружилась, и она вынуждена была присесть на один из шезлонгов, что бы не упасть.

Ахмед сел рядом, уставился на нее озабоченным взглядом. Оленька кисло улыбнулась, махнула рукой, стыдясь своего состояния, и тут же почувствовала, как горячая большая рука турка легла на ее бедро.

- Эй, эй! Ты чего задумал? – отстранилась от него она, но он был настойчив и, его вторая рука обняла ее за плечи.

Дальше все было как во сне. Она ощутила горячее дыхание на своих губах, колючую щетину усов, требовательный язык, буквально ворвавшийся в ее рот. Через минуту она лишилась лифчика и жадные губы Ахмеда впились в твердый розовый сосок. Его руки ласкали все ее тело, стащили узенькие трусики, но в тот момент у нее уже не было ни сил, ни желания, противиться этому. Он разложил ее на матраце, вожделенно шаря по ее нагому телу не только глазами. Повинуясь ему, она раздвинула бедра, давая возможность проникнуть пальцами в свою пещерку. Закатив глаза, она отдавалась новому ощущению, пощипывая пальцами кончики сосков.

- Эй, эй! Вазми, - донесся до нее голос Ахмеда и в тот же миг большой жилистый член турка заплясал возле ее лица.

Она попыталась вскочить, открыла рот от изумления, но тотчас же поплатилась за это. Розовая головка члена вошла в него, прервав готовый вырваться крик. При этом пальцы Ахмеда больно вонзились в мягкую податливую плоть влагалища. Оленька застонала от боли, но турок воспринял это иначе, еще глубже погружая член, доставая им до горла. Едва не захлебнувшись, девушка сделала судорожный глоток и почувствовала, что сейчас задохнется. Ахмед, между тем, медленно вышел из ее рта и тут же снова погрузился, едва не проткнув ей горло. Волосатая мошонка оцарапала щеку, но Оленьке было не до того.

Едва дыша, она вскоре все же приноровилась к своему неожиданному любовнику и вполне профессионально сделала ему минет. Густая тягучая жидкость заполнила девичий рот. Зажав пальцами нос, он заставил ее проглотить свой нектар, сверкнув в кривой улыбке белоснежными зубами. Все это время его пальцы беззастенчиво мяли ее промежность, вызывая болезненные, но в то же время сладостные позывы. Оленька с трудом проглотила неожиданное угощение и, облизнувшись, вымученно улыбнулась

- Подарка! – радостно оповестил ее Ахмед. - Приз.

Она приподнялась и тут вдруг увидела еще двоих турок. Они сидели на шезлонгах у противоположной стены и… - Оленька оторопела, – массировали в руках свои члены. Один из них тут же встал и, потрясая вздыбленной плотью, двинулся к ней. Без всяких прелюдий, как - будто все само собой разумелось, он приподнял Оленькины ноги, слегка раздвинул и вогнал в нее свое орудие. Она только ахнула от неожиданности и закрыла глаза. Какое - то время ей понадобилось, чтобы осмыслить происходящее. В голове по-прежнему было туманно, но сама еще того не сознавая, она вдруг ощутила поднимающуюся откуда-то из глубины волну чувственного наслаждения. Второй турок трудился во всю, глубоко загоняя в нее свой вздыбленный крепкий член. Оленька открыла глаза и поймала взглядом улыбающегося Ахмеда.

Но нет, это был уже не Ахмед. Третий турок, до того сидевший на шезлонге, тыкал свой член в ее рот. Он был большим и горячим. Девушка послушно открыла ротик и лизнула розовую головку. Боясь грубого вторжения, она принялась сама ублажать нового любовника, как две капли воды похожего на Ахмеда. У нее это неплохо получалось и, к слову сказать, она даже испытывала новое, неизведанное до этого наслаждение. Через несколько минут партнеры поменялись местами и она тут же кончила, забившись между ними в сильнейшем оргазме. Турки, радостно повизгивая, продолжали трудиться над ней, буравя девичье тело крепкими обрезанными членами. Поставив ее на колени, второй турок взял ее сзади, третий тут же сунул в рот своего крепыша. Все тело девушки ныло, трепетало от сладостного чувства. В своих девичьих мечтах она иногда представляла себя в такой позе, но здесь были не мечты, здесь все было реально.

Послышался гортанный голос, которым Ахмед что-то говорил своим товарищам. Оленька ничего не поняла, но оба турка сразу же вышли из нее, поставили на пол. Один их них, - она теперь и не знала, кто же, - прижался к ней животом, приподнял и насадил на свой член спереди. Придерживая за ягодицы, он стал раскачиваться, глубоко проникая в нее. Жилистые руки крепко держали девушку и она, чтобы не потерять равновесие, обняла его за шею, прижавшись упругой грудью к волосатой груди турка. В тот же миг она ощутила, как что-то большое и горячее тычется ей в попку. Волосатое тело Ахмеда прижалось к ней сзади. Раздвигая ягодицы, член турка вошел в ее анус. Дикая боль пронзила все тело. Оленька вскрикнула, и, теряя сознание, повисла на двух членах. Насильники замерли на какое–то мгновение, но не в силах сдерживать захлестывающее их желание, начали потихоньку двигаться, нанизывая ее на свои крепкие члены, добираясь до самых потаенных глубин девичьего тела.

Боль отступила. Оленька пришла в себя, и теперь начала испытывать даже некоторое удовольствие от происходящего. Она кончила еще раз, прежде чем ее отпустили, бережно усадив попкой на член третьего турка. Он лежал на спине, раскинув ноги и выставив кверху большой, увитый разбухшими венами член. Этот был покрупнее предыдущего, и Оленька снова испытала болезненное ощущение, но уже не такое, как в первый раз. Уперев руки назад, она заскользила на нем вверх – вниз, сама регулируя глубину погружения. Через минуту между ее ногами устроился один из турков.

Приноравливаясь к заданному темпу, он вставил своего красавца между припухших губок влагалища и она снова оказалась между двух огней. Признаться, теперь ей это даже понравилось, а, когда третий турок сунул свой член в ее рот, она приняла его, сразу глубоко заглотив и едва не поперхнувшись при этом. Теперь в ней были сразу три члена, и она покачивалась на них, глухо постанывая и едва справляясь с участившимся дыханием. Такого она не могла себе представить даже в розовых снах.

Словно по команде, турецкие парни начали выбывать из борьбы. Вначале кончил третий турок, заставив ее проглотить свое семя. При этом он зажал ей нос пальцами, и она вынуждена была подчиниться. Не успев отдышаться, она приняла в себя еще одну порцию пахнущей мускусом жидкости. Это постарался Ахмед. Он долго кончал, стряхивая ей в рот нависшие мутные капли, а затем сунул свой член далеко в горло, да так, что она едва не задохнулась. Продолжая восседать попкой на члене последнего турка, она, наконец, пришла в себя и вдруг поняла, что ей хочется еще. Но ребята были не в форме. Кое-как домучив, прямо ей в попку разрядился и последний любовник.

Через несколько минут Оленька выбралась из ангара. Слегка покачиваясь, то ли от выпитого, то ли от перенесенного потрясения при получении «приза», она проковыляла по пляжу мимо детской площадки и вошла в свой номер. Стоя под прохладными обволакивающими струями душа, она заново переживала все произошедшее с ней накануне. «Для начала – неплохо», - подумала она, обнаружив в своей пляжной сумке двести турецких лир. Когда и как они к ней попали, оставалось только догадываться. С таким успехом, если бы не зловредная немка и ее детишки… можно было бы неплохо отдохнуть.

Чувство бодрости и легкости во всем теле переполняли ее, когда она, спустившись в лобби-бар, заказала себе рюмку водки. Удивившись такому раннему заказу, бармен исполнил его, с интересом поглядывая на молодую русскую, пожелавшую в столь раннее время восстановить силы таким образом. После рюмки, содержимое которой Оленька проглотила без всякого удовольствия, последовал коктейль с обнадеживающим названием «Бомба». Напиток был приятным и действительно вызывал ощущение разорвавшейся внутри бомбы. Заказав еще один, Оленька неспешным шагом направилась в свой номер. Голова слегка кружилась от выпитого, и ее до самого номера не покидало чувство эйфории.

Дверь оказалась почему-то не запертой. Удивившись этому обстоятельству, девушка вошла внутрь и тут же была заключена в чьи-то горячие объятия. Вчерашний незнакомец со звериным всхлипом повалил ее на кровать, срывая на ходу одежду. Стакан с коктейлем выпал из рук Оленьки и покатился по полу, разбрызгивая янтарные брызги по глянцевому паркету. Не успела она опомниться, как оказалась лежащей на животе, пригвожденной к покрывалу. Властная рука раздвинула бедра и толстый горячий член без всякой подготовки нырнул в, не остывший еще от турецких проникновений, покрасневший анус. Рука незнакомца вжала ее голову в подушку так, что ей стало даже трудно дышать, дикая боль разлилась по всему телу. Навалившись сверху, мужчина вколачивал свой каменный член в ее попочку, нимало не заботясь о доставляемых неудобствах.

- Наш-то, не обрезанный лучше? – расслышала она его голос, но не смогла ответить – подушка мешала дышать.

- Подожди, не торопись, - с трудом высвободив рот, прохрипела она, - зачем ты так?

- С вами, б…. только так и надо, - самодовольно усмехнувшись, ответил незнакомец, но все же умерил натиск.

Теперь его член не так яростно врывался в узкое отверстие и Оленька даже начала получать удовольствие. Мужчина отпустил ее голову и, пропустив руки ей под мышки, сжал в обеих ладонях спелые груди. Его таз заходил вверх-вниз с удвоенной частотой и, наконец, он кончил. Оленька почувствовала, как его пульсирующий член сильными толчками наполняет ее всю и, в тот же момент и сама забилась в оргазме. Мужчина опустился рядом с ней, положив руку на затылок, повернул голову и сунул ей в рот все еще напряженную плоть. Мутные капли спермы она собрала языком, облизала розовую головку, слегка сжала ее между зубов.

- Эй! Ты чего? Осторожней! – всполошился незнакомец.

Но Оленька и сама уже, повинуясь не вполне удовлетворенному желанию, принялась бережно, со смаком облизывать увядающую плоть, пытаясь вдохнуть в нее новую жизнь.

- Я целую ночь об этом мечтал, - вздохнул мужчина, расслабляясь под ее ласками. – Вчера так хорошо было.

- Почему не пришел? – оторвавшись на миг от своей игрушки, спросила Оленька, скосив на него глаза.

- Сам не знаю, - вздохнул мужчина. – А сегодня, едва вычислил тебя на пляже, так ты с этим турком пошла. Еле дождался.

Растянувшись на спине, он с удовольствием наблюдал за стараниями Оленьки. Та ласкала его плоть, чувствуя все более нарастающий жар внизу живота. Несмотря на грубость, она хотела его снова.

- Тебя как зовут? – спросил мужчина, проявив вдруг интерес к этому вопросу.

- Оля, - пискнула она, выпустив его член изо рта.

- А меня Коля, - чему-то обрадовался он и потянулся вниз к ее лобку.

Сильные руки приподняли ее за талию, развернули и, она почувствовала его горячие губы у себя внизу. Теперь она лежала на нем, по-прежнему сжимая в руках твердеющую плоть, а он вылизывал ее промежность, глубоко запуская язык между слипшимися половыми губами. Его член начал твердеть, наливаться новой силой и она с удвоенной энергией ласкала его, иногда глубоко, едва ли не до горла забирая в рот и чувствуя при этом, как он пульсирует, разбухает внутри.

- Какая ты сладенькая, - выдохнул Николай, снова приподнимая ее, и теперь уже, насаживая на свой член.

Она тут же кончила, извиваясь на нем, и повалилась грудью вперед, к его ногам. Однако ее партнер только начал священнодействовать. Не выходя из нее, он приподнял ее за бедра и резко опустил, пронзая и входя на всю глубину. Оленька вскрикнула от восторга и теперь уже сама начала двигаться в той же манере, слегка подкручивая попкой и стремясь принять его еще глубже. Случайно бросив взгляд, в висящее напротив зеркало, она была поражена увиденным. Растрепавшиеся волосы, лихорадочно блестящие глаза, вздымающаяся грудь – все было не ее. Она в первый момент и не узнала себя.

Томно извивающаяся на мужском члене дева никак не вязалась с образом молодой нянечки. Впрочем, Николай не дал ей опомниться. Не выходя из нее, он уложил ее на бок и, приподняв одно бедро, продолжил акт. Теперь она видела в зеркале себя всю и его напряженный член, который, то возникал, то снова прятался в ней, доставляя непередаваемое наслаждение.

- Может так тебе больше нравиться? – прошептал на ухо Николай, вынимая член из влагалища и помещая его в соседнее отверстие.

Она и сама не знала. Ей нравилось все, что он с ней делал. Они не вылезали из постели до самого вечера, когда она, вдруг вспомнив про детей, бросилась приводить себя в порядок.

Противный Ганс встретил ее гаденькой улыбкой и тут же пообещал все рассказать своей матери. Но Оленька пропустила его слова мимо ушей. Она все еще пребывала в состоянии эйфории. Что такое его угрозы, по сравнению с двумя днями свободы, за которые она получила массу впечатлений. Это был праздник те только для души, но и для всего тела. Она почувствовала себя настоящей женщиной. А сколько таких дней еще будет в ее молодой жизни. Теперь она точно знала, что такое свобода и как ею пользоваться.


Вы смотрите подборку эротических фотографий "Секс подработка на море", еще больше эро фото с большими сиськами и сексуальными попками, можно посмотреть бесплатно в нашем сайте - просто выберите категорию. Мы размещаем фотографии голых зрелых женщин с большой грудью и юнных моделей старше 18+

Частные и студийные интимные снимки голых девушек и теток в хорошем качестве из категории Эротические рассказы - набирают максимум просмотров.

СМОТРЕТЬ ЭРОТИЧЕСКОЕ ВИДЕО




Оставить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Проверка на человечность:*